Об общественных институтах

Многие коллеги-либертарианцы на мой взгляд отлично троллятся этатистами и реакционерами всех мастей, когда начинают утверждать, что просто убрав государство и текущие гнилые режимы мы получим внезапно общество благоденствия, свободу, рыночные отношения и т.д.

Стандартный ответ: «Ну вспомните девяностые, например. Убрали совок — получили бандитизм и кошмары экономики переходного периода.» Люди с методичками еще и подтягивают цитаты современников революции о том, что они сильно разочаровались в идее устранения царизма или иной власти, когда оказались в «новой реальности» России начала 20 века.

Для разумного человека эти доводы являются весомыми лишь наполовину: простое устранение текущих общественных институтов действительно не решает реальных проблем само по себе. Люди склонны делегировать свои права по каким-то решениям в личной и политической жизни, а не действовать самостоятельно и нести за это ответственность. Так же они склонны объединяться в группы, предприятия, партии и прочие вертикально-организованные общественные системы, и эти системы как правило сильнее горсток разрозненных свободных индивидуумов или мелких демократически-организованных групп. Другая половина доводов как правило является обычным когнитивным искажением — ложной альтернативой. Звучит она примерно так: «Либо текущий консенсус с сильным государством, диктатурой, мракобесием, коррупцией, нарушением прав человека, идиотскими законами и преступным правоприменением, либо разгул бандитизма, олигархия, беспредел и война всех против всех.»

Наверное, если бы простое устранение паразитов и вертикали автоматически приводило бы к какой-то распределенной самоорганизации, в силу изначально более крутых инстинктивных механизмов в нашем организме, то мы бы давно жили в счастливом либертарианском обществе — ведь текущая форма государств была бы скорее исключением, чем правилом. Но на низком уровне мы являемся примитивными обезьянами, которые создают иерархию на ровном месте (вспоминаем типичный шаблон взаимоотношений людей в закрытых обществах типа тюрьмы или армии), создают монополии  и т.д. Как правило хорошо организованное авторитарное меньшинство легко прогибает под себя стада конформистов. Далее, набрав силу, оно уже может буквально уничтожать мелкие группы сторонников демократии и прочей справедливости. Многие проблемы работы «человеческих» систем изучают экономика, теория игр, социология.

Попробую описать проблему на примере. В экономике есть такое понятие эффект масштаба. Понятие «экономия на масштабе» подразумевает, что при увеличении масштабов производства, себестоимость единицы продукции падает. Т.е. производить и сбывать много выгодно. Чем больше производства у такого производителя, тем сложнее составить ему конкуренцию. В конечном итоге, при естественной монополии, попытка составить конкуренцию монополисту в производстве продукции будет стоить настолько дорого, что никогда не окупится сама по себе (подробнее читать про постоянные издержки). Кроме прочего, монополист может быть защищен государством и законодательством: производство может требовать наличие лицензии, которую малореально получить, монополист может защищать свое положение на рынке патентами и авторским правом. Положение монополиста дает не только возможность завышать цены, но и навязывать вещи, которые разумный человек сам бы не выбрал: все эти слежки в закрытом ПО, лицензионные соглашения, навязывание централизованной экосистемы и прочее из мира того же ИТ.

Монополия, как и империя, являются устойчивыми формами человеческой самоорганизации: такова наша ублюдочная сущность. Для эффективной работы распределенной системы как правило возникают повышенные требования к каждому узлу системы, а не только к «серверам». В ПО это решается разработкой изначально более сложных и «умных» узлов системы, постоянное их обновление, повышенное требование к ресурсам на каждом узле в сравнении с клиент-серверной архитектурой и т.д. С людьми и обществом все значительно усложняется еще и тем, что процесс «модернизации» каждого человека сложен, требует временных и ресурсных затрат, мотивации. В такой системе каждый человек должен быть не только качественным специалистом в своей области, но и не быть слишком ограниченным: иметь способности ориентироваться в разной информации, критически мыслить, принимать лично или коллективно разумные решения в масштабе общества (трагедия общин), иметь взвешенное мнение по многим вопросам, не касающимся собственно специальности.

Зачастую типичный индивид с повышением возраста сильнее и сильнее притормаживает свое развитие, и какие-то существенные изменения происходят скорее в масштабе смены поколений. Именно поэтому мы и видим засилье пропаганды в школах и радуемся тому, что какие-то школьники не ведутся на нее, а ищут ответы в интернете — на взрослых надежды особо нет, а блуждание по океану противоречивой информации вероятно естественным образом наводит на  развитие критического мышления. Средний человек не особо хочет что-то менять в своем мировоззрении, он хочет выполнять какую-то общественную функцию, получать вознаграждение за свою деятельность и пользоваться общественными благами. С другой стороны, идеи непрерывного образования, автоматизации все большего числа специальностей, базовый безусловный доход могут дать нам надежду на всестороннее развитие индивидов.

Но все эти прекрасные элементы общества будущего не случаются сами по себе. Это все результат работы грамотного общественного договора и институтов. Правильные институты могут приучить индивида к тому, что частная собственность важна, права и свободы человека незыблемы, решения на уровне общества и законы должны приниматься в рамках той же делегативной демократии, а не непонятно кем и как «выбранными» элитами на периодических «голосовалках», органы правопорядка не должны использовать полномочия для личных целей и многое другое.

При этом общественные институты формируются во-многом как следствие политической части коллективного мировоззрения. Наблюдаем рабское мировоззрение у большинства нашего населения — имеем сногсшибательные выборы, победобесие, крымнаш, беспредел в полиции и множество сомнительных личностей в органах власти. Эти же личности организуют пропаганду в зомбоящике и школах, поддерживая рабское мировоззрение в текущих поколениях и формируя его в новых. Т.е. наблюдается взаимная зависимость и цикличность.

Устранение элит у «слабого» населения как раз и приводит к тому, что начинается мясорубка, и к власти приходят очередные жулики. В царской России после перекрученных гаек запоздало начали проводить какие-то демократические реформы — деградировавшее общество рассыпалось, и мы получили революцию и красный террор. Аналогичная история и с поздним СССР: после застоя и с громадным накопленным техническим долгом начались попытки демократизации и введения рыночных механизмов в систему союза — страна не выдержала, а все винят в 90-х либералов и демократов, хотя все эти «демократы» являются теми же коммунистами и ГБистами, которые занимались конверсией власти в собственность, попутно уничтожая страну, промышленность и другие общественные блага. Самое страшное, что мы наблюдаем очередное перекручивание гаек и застой в стране сейчас. И это может создавать новые риски распадов страны, кровавых революций и появления новых подонков у власти.

Формирование общественных институтов — процесс медленный. Как уже говорил, он состоит из собственно введения каких-то правил и контроля их исполнения, а так же из корректировки мировоззрения основной массы граждан, которые укрепляют работу общественных институтов, исполняя такие правила и контролируя их исполнение другими.

В нашем случае мы имеем ситуацию, когда влиять на формирование новых институтов в рамках страны мы не можем. Если точнее, то результативность такой деятельности сложно контролируется: мы знаем что происходит с многими инициативами на РОИ, которые набирают или не набирают нужное количество голосов. Так же мы знаем о том, что многие политические движения попросту не регистрируют, а протест душат всеми средствами. Это говорит нам о том, что стандартные демократические механизмы для модернизации общества отсутствуют или неэффективны.

Из текста выше и истории мы так же знаем, что большинство революционных изменений не приводят к формированию таких институтов. Или приводят, но гораздо более сложным путем.

Насколько я вижу, единственным правильным вариантом действия для разумной части общества: формировать альтернативные параллельные распределенные общественные институты и делать их более эффективными, чем государственные. Простой пример такого института: криптовалюты и смарт-контракты. Закручивание гаек в банковской сфере, последние инициативы по по сути отмене банковской тайны, блокировки счетов и прочее делает криптовалюты гораздо более привлекательным средством для хранения денег. Токенизация и смарт-контракты могут заменить собой частично или полностью регуляторов рынка ценных бумаг и арбитражные суды. Однако, та же проблема с волатильностью, высокими комиссиями и низкой пропускной способностью, олигополизация майнинга,концентрация основной денежной массы в руках малого процента держателей и т.д. убивают идею. Проблемы еще будут добавлять попытки задавить криптовалюты правительствами и вводить уголовную ответственность за прием платежей и P2P обмен на территории РФ. Блокировки бирж, обменников и т.д.

Так же огромное влияние могла бы оказать система голосования по принципу делегативной демократии. Даже если бы правительство игнорировало или очерняло бы эту систему, то сам факт ее наличия мог бы быть реальным индикатором настроений и мнений в обществе. Представьте себе неподконтрольный какому-либо центру механизм общественных опросов и референдумов! Это был бы мощнейший катализатор горизонтальной самоорганизации и объединения общества! Естественно, основной проблемой на данный момент является отсутствие возможности сделать распределенный механизм, который бы обеспечивал правило 1 гражданин (или хотя бы просто человек) — 1 голос. Такой механизм не нужен, например, в голосованиях акционерных обществ, где вес голоса определяется количеством акций, но в рамках обсуждений на уровне страны или мира без него нельзя.

Так же для развития и создания подобных институтов нужно обеспечить доступную, приватную, распределенную неконтролируемую связь. Без нее все эти системы будут легко уничтожены. Многие прекрасные вещи мы имеем лишь благодаря компьютерам и распределенному интернету. Но деятельность государств ведет к его фрагментации, контролю и уничтожению приватности людей. Создание, развитие и распространение распределенных систем — от меш-сетей и тора до приватных распределенных мессенджеров является одной из важнейших и базовых задач для формирования будущих общественных институтов здорового человека.

В общем, работы много. Какие-то свои идеи и предложение можете озвучивать в группе.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.